Из редакции — в ад, или если ты собрался в «горячую точку»

  • 6 січ. 2017 12:03
  • 925
    • Новина Из редакции — в ад, или если ты собрался в «горячую точку» Ранкове місто. Кропивницький
    Из редакции — в ад,  или если ты собрался в «горячую точку»
    «Слышал меня? Лежать мордой вниз, придурок!» — мощный ботинок упирался в спину, а я чувствовал себя окурком сигареты. На моей голове был мешок, на шее удавка, а руки туго связаны за спиной. Вскоре в шею упёрся ствол автомата... А ещё недавно мы с коллегами мирно ехали по загородной дороге...»
    Так описал  британский журналист Мартин Дисон  фрагмент курса тренинга, проводимого британской компанией «Риск Ессесмент груп» для репортёров, планирующих работать в зонах ведения боевых действий. Как отмечал Дисон, масштабные бои между регулярными армиями давно канули в лету — более часты мелкие, но жестокие стычки между  этническими или религиозными группами. Многие участники современных стычек — так называемые «ополченцы», без серьёзной военной подготовки, знаний о безопасном пользовании оружием. Вооружены они чаще всего автоматами Калашникова, обмундированы во что попало, а о Женевской конвенции слышать не слышали. Для них видеокамера издали ничем не отличается от переносного ракетного комплекса. Ничего не напоминает? Более того, например, в Сербии солдаты и снайперы получали премии за застреленных журналистов, что привело к гибели за всю историю конфликта в бывшей Югославии 117 медийщиков.
    Британский курс включает уроки стрельбы, самообороны, безопасности и выживания в различных природных условиях, и, естественно, оказания первой медпомощи. Кроме того, не лишними стали навыки по обезвреживанию мин, самодельных взрывных устройств и мин–самоделок. Сомневающимся в необходимости подобного курса для начала посоветую просмотреть пару–тройку зарубежных боевиков, где одним из заложников чаще всего оказывается именно журналист. А когда посланная группа спецназа его (или её) всё же вытягивает, умение стрелять, быстро и далеко бегать, а то и по горам лазать и машину водить лишним никогда не будет. Увы, о подобном курсе в нашей стране можно только мечтать. Задуматься об этом пришлось в дни Евромайдана, хотя ещё в дни Оранжевой революции 2004 года журналистскую братию особо не жаловали. Предварительным итогом раздумий стала беседа с теми, кто мог бы сориентировать в основных направлениях. Итак, мои собеседники — заместитель председателя ОФСТ «Динамо», инструктор по панкратиону и тактико–специальной подготовке Александр Гусак и психолог Ассоциации ветеранов ССО Украины Андрей Фоменко.
    — Прежде всего уясните, что вы, журналисты, ничем не лучше остальных «некомбатантов», — начал свой рассказ  Фоменко, — и отношение к вам может быть таким же, как и к остальному мирному населению. А, может быть, и нет. 
    Надежда на бронежилет и каску весьма призрачна — не все обладают достаточной физической формой для их ношения. Наличие любого элемента военной формы и снаряжения в любом случае усложнит ваше положение, гораздо безопасней яркая одежда, как ни парадоксально сие звучит. Обычной расцветкой прессы является бело–синяя.
    Далее — следует разделять зелёную, жёлтую и красную зоны по степени опасности. В зелёной зоне, несмотря на видимую безопасность, следует избегать непроверенных маршрутов (см. начало статьи), чётко обозначать своё миролюбивое состояние и настроение. Ваша задача одна — безопасный выход из неё после выполненной работы. Жёлтая зона — движение только по дорогам с покрытием, никаких «зелёнок» (мины и ДРГ никто не отменял  — как свои, так и чужие). В красную зону попасть шансы мизерные — это реальный передний край. Никто не допустит ни съёмок, ни записей.
     — А если «друг оказался вдруг»?
    — Здесь рассмотрим две ситуации — блокпост и попадание в засаду в движении. Первое правило при встрече с блокпостом (своим, чужим, неизвестным) — не делать резких и лишних движений. Помните Карлсона? Вот здесь то же самое — спокойствие и только спокойствие. Итак, ваш автомобиль (лучше всего гражданской марки и «мирного» цвета) останавливается. Фары выключаются, включается свет в салоне и мигающее аварийное освещение. Вы кладете руки на приборную панель, ваши пассажиры также делают их видимыми. Чётко выполняете все команды стоящих на блокпосту. Если вам разрешили проезд — так же медленно отъезжаете без лишних движений. Например, если дверные окна открыты или закрыты — не менять их положения. Будьте готовы к «синдрому аквариума» — вас видят все  и отовсюду (в том числе в прицеле). Во втором случае (засада) вряд ли автомашину гражданского типа расстреляют сразу же. Так же, как и вас.
    Если вы одиночка и пробираетесь из красно–жёлтой зоны в зелёную и далее, следует идти только по дорогам и не прячась. При встрече стационарного или мобильного блокпоста лучше первым пойти на голосовой контакт, уповая на человечность. На все вопросы отвечать безадресно — особенно, если принадлежность людей на блокпосту сомнительна. Документы иметь  при себе обязательно и при ответах на вопросы не отступать от информации в них. Будьте готовы к досмотру вещей. Если требуют что–либо отдать — не сопротивляйтесь, жизнь и здоровье важнее. Держите в памяти заученный сценарий для всех блокпостов — не факт, что  только одним из них ваш маршрут ограничится. Если вам повезло и вы на машине — держите стабильную скорость, без команды не тормозите, окна не открывайте. В разговоре с патрулями избегайте выпендрёжа, но будьте готовы к  «понтам» ваших визави.
    — Кто чаще всего попадает под подозрение?
    — Однозначно мужчины 17–70 лет (в зависимости от физического развития), обладатели широкой одежды и спортивного телосложения. К женщинам внимания меньше, но бывают и подозрения в шпионаже. Как это ни парадоксально звучит, но примыкания к военным лучше избегать. Если вы двигаетесь в составе воинской колонны или в военной машине — отношение к вам будет как к военному, и стрелять по вам будут как по военному. Фото–  или  видеокамера может вызвать подозрение — как сборник информации или замаскированное  под них оружие.
    — А если всё же попал в плен?
    — Однозначно без геройства — до самого возможного расстрела. Тогда уже будет всё равно, как пуля попадёт. Но последний шанс стоит использовать только в упомянутом случае, если, конечно, физически и психологически  вы готовы к побегу.
    Итак, готовность физическая и психологическая. Где и как?
    — Главное — не бежать впереди паровоза, — как отрубил Александр Гусак, — а этим страдают почти все журналисты, пренебрегая и техникой безопасности, и нежеланием знать азы военной подготовки, и  показным отсутствием инстинкта самосохранения. Если вы всё же рискнули попасть туда, где «горячо» — сумейте не стать помехой ни  на месте, где вы работаете, ни обузой, когда вас вытаскивают из переделки.
    Итак, вам необходимы бег, укрепление основных мышц (как для бронежилета, так и для быстрых и резких перемещений). Знания начальной военной подготовки (кто успел в школе запомнить) отработать до автоматизма. Кроме того, голосовые и знаковые команды, ориентирование и топография помогут как минимум остаться в живых.
    Увы, вынужден повториться, что централизованно медийщиков к вышеупомянутому не готовят. Потому, если так хочется сенсаций и экстрима — будьте к ним готовым. Хотя готовым нужно было быть ещё вчера.
     
    Максим Гуцалюк