Южная Пальмира: между двух огней

  • 28 січ. 2017 09:28
  • 893
    • Новина Южная Пальмира: между двух огней Ранкове місто. Кропивницький
     
    Традиционный новогодний отпуск, проводимый в Одессе, стал переходом от огненной Обезьяны к не менее огненному Петуху. 
    Одесса встретила плюсовой теплотой. Последние дни декабря были довольно солнечными. Однако купаться в море рискнули лишь весьма закалённые люди — контраст с гуляющими по пляжу одесситами в куртках и полушубках был разительным. Зелёная трава и пасущиеся на склонах козы — остановитесь, вы таки в Одессе!
                 
    Здравствуй, ...опа, 
    Новый Год!
    Первый сюрприз преподнесли одесские провайдеры кабельного телевидения. Ровно в новогоднюю полночь во время исполнения гимна Украины экраны телевизоров погасли. Все основные каналы — Интер, 1+1, ІСTV, 5–й, Перший Національний, ТРК Украина — перестали работать. Вместо этого жители города любовались фейерверками, вспыхивающими в разных частях города. Многие, будто заранее чувствуя сюрприз, отправились к центральной городской ёлке на Думскую площадь и встречали наступивший год там. По сообщениям одесских СМИ, новогодняя Думская собрала более двадцати тысяч человек. 
     Украшенные огнями Дерибасовская, Горсад и Приморский бульвар без сомнения отражали огненную тенденцию перехода из года в год. Буквально все деревья были увешаны разноцветными гирляндами, а на Дерибасовской стояли несколько разноцветных шаров из проволоки и гирлянд. Через самый большой из них можно было даже проходить — туннельчик был предусмотрен. Увы, в первые дни января три из пяти шаров были разбиты подвыпившими отдыхающими. Что удивило — ни одного полицейского или нацгвардейца в форме в центре города, где проходили веселья. Лишь упакованные до зубов сотрудники городской дружины — наши по сравнению с ними жалкие кролики.
                                          
    Звенит январская вьюга...
    Второй сюрприз преподнесла погода. И хотя синоптики предупреждали о резком ухудшении погоды, но чтоб настолько ...Лёгкому снежку поначалу и зацепиться на земле не было за что — опавшую листву двор–ники и коммунальщики убрали по максимуму. Но зима есть зима, и, как пошутила моя одесская знакомая, «в Одессе всегда всё по максимуму — и дождь, и снег, и жара...». Радость детишек превзошла все ожидания.
    Морозы были в пределах разумного, и лишь ветер доставал до самого тела, как бы тепло не одевался. Однако приятно поразили одесские коммунальщики и дорожники: уже 7 января (на вторые сутки вьюги)  основные городские магистрали были прочищены. 8 января очистились обочины до бордюров, а днём позже начались расчистки метровых зон от края проезжей части — для удобства выхода пассажиров маршруток. Сложилось впечатление, что все городские бульдозеры и самосвалы ринулись помогать коммунальной спецтехнике.
                                         
     От праздников к будням
    Второго января на Дерибасовской прошёл первый Фестиваль глинтвейна, ставший без преувеличения изюминкой в череде городских новогодних мероприятий. В перспективе его обещают сделать традиционным (заманивают, хитрецы).  Более пятнадцати мастеров приготовления горячего глинтвейна  порадовали одесситов и гостей города: напиток готовился на глазах у гостей фестиваля, соблазнял ароматами, изысканностью и неповторимостью. У каждого мастера — свой особый рецепт и кулинарная тайна. По словам дегустировавших, каждый из  глинтвейнеров привез свое натуральное вино. Потому напиток и вкусен, и полезен, и они надеются, что он станет еще одной хорошей одесской традицией.
    Цены на напиток, в зависимости от его ингредиентов и размера стакана, колебались от 15 до 40 гривен. Предлагались глинтвейн, приготовленный из белых и красных вин, с добавлением корицы, имбиря, лимона, специй и несчётного количества вкусных и полезных добавок. Каждый стакан  подавался  с неизменным одесским юмором и самыми тёплыми новогодними пожеланиями, всячески подчёркивая любовь к посетителям этого вкусного действа как неизменную составляющую.
    Увы, анонсированное пряничное шоу на морвокзале стало полуфейком. На самом морвокзале так ничего и не было, а пряники учились делать в небольшом павильоне между Потёмкинской лестницей и Дюком. Неприятное ощущение намерения отдыхающих тотально обожраться и очередь едва ли не в сотню человек вынудило отказаться от возможности помёрзнуть ради пары сомнительно удачных фотоснимков.
    Самым резким контрастом стала русскоязычная программа новогодних шоу с фотоэкспозицией защитников Украины на Приморском бульваре. Каждый ситилайт показывал того или иного бойца до войны и в настоящее время. В силу мировоззрения у этих лайтов я  задерживался дольше, нежели у орущих советские новогодние песни артистов.
    Однако праздники имеют свойство заканчиваться. Планы городских властей по обновлению центра города и побережья весьма амбициозны. В декабре закрылась на реконструкцию Потёмкинская лестница — остался лишь небольшой проход  между Морвокзалом и Дюком. На проект было предусмотрено порядка 14,5 миллионов гривен, однако вскоре бюджет урезали до 5 миллионов. Видимо, идея устроить на площадках фонтаны не пришлась по вкусу консервативной части депутатов и горожан.
    По обе стороны от визитки города планируется обустройство двух скверов — в турецком и греческом стилях. Однако недовольство спиливанием значительного количества деревьев  уже также имеет место. Отдельные эпопеи продолжаются вокруг  Трассы здоровья и застройки Гагаринского плато. В первом случае  требования городской власти продолжить её по всему побережью вплоть до Дачи Ковалевского, где неподалёку расположен мемориальный комплекс 411–й батареи, сталкиваются с застроенными особняками и отелями на склонах, а также перегороженными гаражами и частными особняками переулками. Во втором — попытки местных строй–олигархов, близких к градоначальнику Геннадию Труханову, застроить территорию плато высотками  сталкиваются с протестом живущих там горожан. 
    Впрочем, планы планами, а реалии совершенно другие. Так, в рождественские дни один из районов города трое (!) суток сидел без водоснабжения вследствие аварии на насосной станции. Благо, снега было вдоволь — для  технических нужд он вполне подходил.
    В целом вновь сложился вывод, что в Южной Пальмире проще отдыхать, нежели жить и работать. Однако статистика местной службы занятости опровергает личное мнение — на почти миллионный город лишь 1301 официальный безработный. А значит, жить таки можно.
    Максим Гуцалюк