Украинский взгляд на немецкий Штутгарт

  • 26 вер. 2016 10:43
  • 1046
    • Новина Украинский взгляд на немецкий Штутгарт Ранкове місто. Кропивницький

     

    Не знаю как вам, а мне всегда казалось, что главная сложность переезда в другую страну заключается в необходимости адаптироваться к иному социуму, принять другие правила игры, которые зачастую не только непривычны, но и трудны для понимания. Как утверждает наш сегодняшний герой — понять и принять немецкий Штутгарт после украинского Кропивницкого ему было достаточно просто. А вот сложности ожидали там, где их никто не ожидал.

    Переехать в столицу земли Баден–Вюртемберг город Штутгарт нашему герою, Андрею Каруману, довелось не по собственному желанию, а по решению родителей.  Посему первое время от переезда Андрей был не в восторге.

    — Когда тебе без малого 20 лет, у тебя уже своя компания, учеба в университете, определенные планы на жизнь и какие ни какие, но отношения с девушкой, понять родителей, которые вдруг заявляют — наши немецкие родственники сделали нам вызов и мы переезжаем в Германию, — крайне непросто. Первые месяцы по приезду меня все раздражало — язык, манера одеваться, излишняя толерантность, беcпрекословное подчинение правилам. Но раздражение достаточно быстро прошло, как только я пошел в местную школу, чтобы получить аттестат об окончании средней школы, без которого шансов найти нормальную работу у меня бы практически не было. Это был довольно странный период в моей жизни. Со мной в классе учились еще 11 человек — пара украинцев, казахи, индус… В общем, компания подобралась интернациональная. Но еще веселее то, что все мы были разного возраста — от 16 и до 23 лет, а это несколько затрудняло общение, учитывая, что учиться нам вместе нужно было два года — именно столько дается времени.

    Еще во время этого вынужденного возращения в школу я понял, что жить в Германии интересно. Например, один из моих тогдашних одноклассников, 24–летний Амир, пользуясь тем, что до переезда в Штутгарт не раз сюда приезжал вместе с отцом и быстро успел обзавестись местными правами, каждые выходные проводил в новом городе, забираясь все дальше и дальше от дома. Вскоре к таким путешествиям начали присоединяться и мы. Евросоюз в этом плане  просто сказочный — как вы можете на выходные съездить к родственникам в Кривой Рог, Киев или Александрию, так мы также спокойно выбирались в Вену, Рим или покататься на лыжах где–то в Альпах.

    — Школой твое немецкое образование и закончилось или еще учился? Как вообще нашел свою немецкую работу мечты?

    — Работа мечты... Я бы так, конечно, ее не назвал, хотя  в целом меня все устраивает — работаю логистом в одной из местных компаний, занимающейся грузоперевозками. В прошлом году нам повезло — заключили договор с DaimlerAG, после чего уровень зарплат сразу вырос на пару сотен евро. А это весьма неплохо.

    После окончания средней школы решил не останавливаться и пойти если не в университет, то хотя бы в высшую школу, куда впоследствии я и направился. В тот момент Университет логистики имени Кюне в Гамбурге еще не открыли (KhneLogisticsUniversity — научный институт логистики и управления предприятием, который состоит из двух факультетов: логистики и менеджмента, а также экономического. Был открыт в 2010 году — Википедия), так что я поступил в местную «вышку» на экономическую специальность.

    Учитывая, что сидеть на шее у родителей в таком возрасте было как–то неправильно, я решил искать себе работу, и тут обнаружил второй несомненный плюс Евросоюза — официальное трудоустройство. Нет, конечно, и здесь есть предприниматели, особенно выходцы из постсоветского пространства, которые готовы за пару сотен евро нанять студента и «забыть» официально его трудоустроить, но в целом все стараются исправно платить налоги, понимая — как мы заботимся о государстве, так и государство в итоге побеспокоится о нас.

    Я пролистал списки вакансий, пообщался со знакомыми и довольно быстро нашел себе подработку — разнорабочим в ночном клубе. По сути моя рабочая смена длилась около четырех часов, во время которых мне нужно было максимально быстро помогать–приносить–уносить в зоне около бара. Работа простая, не особо интересная и не особо оплачиваемая, но для начала хватало. Через пару месяцев мне стало не хватать тех денег, которые удавалось заработать, и я опять вышел на биржу труда. Несколько дней и пожалуйста — я уже водитель–экспедитор. Как раз с водительства и начался мой путь в логистику. Мне без труда удавалось добраться до места назначения кратчайшим путем при минимальных затратах горючего. Это заметило начальство и перевело меня в логистический отдел. Так после окончания высшей школы я уже имел вполне приличную постоянную работу.

    На данный момент моя зарплата составляет 3800 евро, что, в общем–то, выше среднестатистической по стране.

    — Хорошо, что ты об этом вспомнил. Насколько высок уровень жизни в Германии? Хватает ли среднестатистической зарплаты для кофорт–ного проживания?

    — Начать, наверное, стоит с самой зарплаты. В среднем немцы зарабатывают около 3 тысяч евро, где–то больше, где–то меньше. Многое зависит не только от выбора профессии, но и от региона страны или конкретной фирмы, на которую работаешь. Учитывая, что родился и вырос я в Украине, меня в первую очередь интересовал квартирный вопрос — насколько дорого стоит жилье и коммуналка. Так вот я лично снимаю однокомнатную квартиру в спальном районе за 550 евро, хотя еще пару лет назад такую же можно было найти за 350–400 максимум. За коммуналку в общей сложности приходится платить около 270 евро, но стараюсь крайне рационально использовать воду и электричество. Кстати, еще одна особенность Евросоюза — абсолют–но все местные имеют свои 10 способов «как сэкономить на коммуналке». Рациональное использо–вание ресурсов здесь считается хорошим тоном, а нашу привычку не выключать телевизор, пока ходишь по квартире, или полчаса стоять под душем в раздумиях о жизни здесь воспринимают как показатель недальновидности.

    Продукты достаточно дешевые: картошка — 50 евроцентов, курятина — 3,5–4 евро, хлеб — 60 евроцентов, яйца — около одного евро. В общем, на питание без проблем хватает как при моей зарплате, так и при среднестатистической.

    Огромным плюсом Штутгарта, как по мне, является весьма развитая социальная инфраструктура — везде парки, скверы, памятники и инсталляции. Еще один украинский момент, от которого я в Европе напрочь отвык, — отсутствие урн. Как в Штутгарте, так и в любом другом городе Евросоюза, где мне довелось побывать, урны попадаются чуть ли не на каждом шагу. Не стану идеализировать коммунальщиков — бывает, и там  не успевают убирать, но в целом именно урны–мусорки играют значительную роль во внешнем виде города.  

    — Как по–твоему, уместно ли сравнить Кропивницкий и Штутгарт? Изменится ли наш город, получим мы полноценное членство в Евросоюзе?

    — Я бы не стал сравнивать эти города, причем по нескольким причинам сразу. Во–первых, Кропивницкий никогда не был промышленным городом, а вот Штутгарт, в некотором роде, может претендовать на это звание. Во–вторых, уровень жизни Германии в целом по Евросоюзу считается одним из самых высоких, посему Украине в этом плане нужно еще долго над собой работать.

    Но в целом мы не так далеки от Еврозоны, как нам кажется. На данный момент к нашей стране у немцев сложилось достаточно позитивное отношение — в основном, конечно, из–за войны и ситуации с Крымом. К сожалению, негативный шлейф имеют коррупционные скандалы вокруг украинского политикума, который своими действиями попросту занижает рейтинги Украине. В общем, как по мне, то украинцам стоит немного переосмыслить свою роль в Европе — не рабочей силы, а специалистов в отдельных сферах, не очередного «младшего брата», которого нужно долго подкармливать, пока он станет на ноги, а полноценного члена европейского общества. Если все это произойдет, уверен, момент, когда Украина станет частью Евросоюза от сегодняшнего дня будут отделать не годы, а месяцы.  

    Александр Летов

     

     

    Матеріал публікується в рамках проекту «Точне відображення Угоди про асоціацію Україна-ЄС в українських медіа», що реалізується Громадською організацією «Інтерньюз-Україна» у партнерстві з Товариством Лева та Фондом міжнародної солідарності (Польща).

    Публікація цього матеріалу стала можливою завдяки підтримці американського народу, що була надана через Агентство США з міжнародного розвитку (USAID) та Міністерства закордонних справ Республіки Польща. Зміст публікації є виключно відповідальністю автора та необов'язково відображає точку зору USAID, уряду США та МЗС Польщі.