Валентина Кулачко: Все, кому дорога Украина, в оккупации уже не живут

  • 10 серп. 2016 15:26
  • 1126
    • Новина Валентина Кулачко: Все, кому дорога Украина, в оккупации уже не живут Ранкове місто. Кропивницький

    Назначение Валентины Вениаминовны советником главы областной администрации по делам внутренне перемещённых лиц для знающих её людей неожиданным не стало. Об этом и не только — в небольшом интервью нашему изданию.

     

    — Как Вы себя чувствуете в новом статусе?

    — А особо ничего не изменилось. Просто должность получила официальный статус. Сижу и работаю я в том же кабинете на первом этаже, живу в обычной комнате в общежитии на Полтавской. Работа проходит в более–менее стабильном режиме — благо, взаимодействие со всеми структурами налажено.

    — Есть ли достижения и проблемы на нынешнем этапе работы?

    — Главное достижение, как я уже отметила, это согласованная работа с властями города и области. Согласитесь, малейший сбой — и уже  стояли бы митингующие с плакатами или табличками. А так они предупреждены: если возникают проблемы — давайте их вместе решать, а не устраивать пикеты. Пикетами наши проблемы не решаются.

    Вторым положительным результатом стала некая стабилизация миграции переселенцев. Увы, те, кто перебирался на подконтрольную Украине часть территории после 2014 года, имели больше возможностей — и вещи перевезти, и на машинах своих приехать, и в более–менее подготовленные условия. Когда эвакуировались мы, нам были даны 15 минут на сборы — одни документы и успели собрать.

    Касаемо проблем, то по–прежнему главной из них является отсутствие нормального жилья. Гостиничные номера в том же «Туристе» стоят недёшево, съём квартиры ещё дороже. Общежития — наиболее оптимальный вариант, хотя и не идеальный. Однако резервирование мест для студентов медвуза (пусть и наших земляков) вынуждает искать новые пути решения вопроса. К сожалению, в Кропивницком практически не строится жильё. Есть определённые планы в этом направлении, и на ближайшей сессии городского совета я надеюсь на возможность их озвучить перед депкорпусом.

     — Как обстоят дела  с выплатами на текущем этапе?

    — После трёхмесячной паузы они возобновились. Пауза была связана с подготовкой к запуску с 1 сентября единого реестра переселенцев. Это будет база данных, препятствующая получению выплат одновременно на украинской и оккупированной территориях. За этим будут следить соответствующие ведомства СБУ и Госпогранслужбы.

    Кроме того, значительную помощь нам оказывают власти Кировоградщины. К сожалению, по непонятным причинам, об этом нигде не пишется. Почти половину расходов на лечение или операции для переселенцев оплачивает облздрав. Оздоровление наших детей, как и детей участников АТО, происходит полностью за государственный счёт. Так что грех жаловаться.

    Вопрос в другом: сидеть и ждать, что для тебя другие что–то будут делать, — это и стыд, и преступление. Нужно самим искать применение своим силам, знаниям и умениям.

    — Получается?

    — По–разному. Например, донедавна в Аджамской амбулатории проживали пять семей переселенцев. Вскоре им предложили Гайворонский район, дома в сёлах. На сегодня там проживает лишь одна семья. Остальные уехали кто куда — кто обратно в родные края, кто в другие регионы страны. Об одном уехавшем мужчине я знаю точно — он воюет против нашей армии. Однажды зашёл освободившийся из зоны, досиживавший срок  в нашей колонии: «Одолжите 20 гривен — фотографии на документы сделать, я отдам, как заработаю…» Как откажешь? Позже я узнала, что он также воюет на той стороне против нас. Пообещал «новой почтой» переслать деньги.

    Есть  и другие примеры. Скажем, одна семья наловчилась делать оригинальную деревянную мебель. Увы, возникли проблемы с материалами, а решать их нужно аж на уровне Киева. Что ж, буду решать.

    Отдельная тема — это приехавшие в наш медвуз студенты. Они свой выбор сделали — и этот выбор в пользу Украины. Они не знают, что такое СССР, который пытаются возродить ДНР и ЛНР. А  более младшие — тем более в большинстве своём проукраинские. Хочу подчеркнуть, что все, кто захотел жить в Украине, уехали из оккупированных районов — по крайней мере, из тех районов, которые мне известны. Потому в случае возможного наступления наших войск — это будет лишь война за территорию.

    Максим Гуцалюк