Залмен Филер: Возможно, Чернобыльской катастрофы можно было бы избежать

  • 8 черв. 2016 14:46
  • 3030
    • Новина Залмен Филер: Возможно, Чернобыльской катастрофы можно было бы избежать Ранкове місто. Кропивницький

    26 апреля исполнилось 30 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС — самой страшной техногенной катастрофы в истории человечества. Этой дате была посвящена Первая международная конференция «Проблемы вывода из эксплуатации объектов ядерной энергетики и восстановления окружающей среды» INUDECO’16, которая состоялась в Славутиче в рамках Международного форума «Уроки Чернобыля — для ядерной безопасности мира». В конференции принял участие наш земляк, профессор кафедры прикладной математики, статистики и экономики Кировоградского педуниверситета имени Владимира Винниченко Залмен Филер.

     

    Он выступил перед авторитетным научным сообществом с докладом о влиянии солнечной активности на причины возникновения аварии. Среди участников конференции — представители Латвии, Германии, Молодовы, России, Китая, Чехии, Швеции и Японии.

    — Я был убежден, что практически никто из них не знал о влиянии Солнца на жизнь Земли, поэтому рассказал о выдающемся ученом Александре Чижевском и его теории, — говорит Залмен Ефимович. — Сам я узнал об этой теории в 1979 году. Важность указанных в ней принципов ученые осознали и раньше. Например, в 1930–х годах Чижевский был избран Председателем I Международного конгресса по биологической физике и космической биологии, который проходил в Нью–Йорке. Его даже выдвинули на Нобелевскую премию, но получить ее ученый не смог. Время было бурное, приближалась Вторая мировая война. Конгресс открылся 16 сентября 1939 года, я запомнил точную дату — оставался один день до ввода советских войск в Польшу, западную Украину, Белоруссию. В 1942 году Александр Чижевский был репрессирован и почти на 16 лет отстранен от активной научной деятельности. Я продемонстрировал участникам форума снимок солнечного пятна, сделанный 19 апреля нынешнего года и размещенный на сайте НАСА, и рассказал о своих наблюдениях, которые веду с 1979 года. Они доказывают, что все выдающиеся события мировой истории так или иначе связаны с активностью Солнца. В том числе и авария на Чернобыльской АЭС, которая случилась в момент резкого увеличения пятен на Солнце. 

    — А почему они возникают?

    — Пятна — это места, где снижена температура. Нормой на Солнце считается 6 тыс. градусов Цельсия, а пятна образуются там, где она падает до 4,5 тыс. градусов. На фоне раскаленного Солнца эти места выглядят как темные пятна. На схеме видно, как распространяется солнечный ветер. Земля по сравнению с Солнцем выглядит как маленькая горошинка, которую со всех сторон окружает громадная магнитосфера. Она во многом защищает ее от солнечных потоков, но эти же потоки могут проникнуть на Землю у полюсов. В результате возникает полярное сияние, которое в нашем полушарии наблюдается в северных широтах.

    — А что же произошло на Чернобыльской АЭС?

    — Магнитное поле из–за потоков солнечного ветра может резко меняться. Изменения геомагнитного поля с конца 25 апреля до начала 26 апреля 1986 года резко возросли. На графике видно, что в последние три часа число Вольфа выросло в три раза! Это и могло стать причиной ситуации на атомном реакторе. Операторам было дано указание провести эксперимент, и они его провели. В результате им пришлось выключить автоматику, управляющую ядерными процессами. Нужно также учитывать, что эти люди находились под действием возбуждения, возникшего в результате резко возросшей солнечной активности. Замедлилась быстрота реакции, когда нужно было принимать решение в считанные доли секунды. Температура в реакторе возросла настолько, что начали плавиться графитные стержни, которых к тому же было оставлено меньше положенного количества. Фактически реакцию уже ничто не сдерживало. Слава Богу, получился не ядерный взрыв, а только паровой. Пар сорвал крышку, в результате содержимое реактора частично попало в воздух и полетело на Украину, Беларусь, Россию и даже на часть территории Европы.

    — Недавно были опубликованы рассекреченные данные о том, что Чернобыльская станция строилась с серьезными техническими  нарушениями и аварийные ситуации на реакторе случались и раньше.

    — Мелкие неисправности случаются везде, но авариям в Чернобыле и на Фукусиме присвоен наивысший — седьмой уровень опасности. Известна реакция на Чернобыльскую катастрофу бывшего председателя правительства СССР Николая Рыжкова, который на заседании Политбюро 3 июля 1986 года сказал: «Мы к аварии шли. Если бы не произошла авария сейчас, она при сложившемся положении могла бы произойти в любое время».

    — Какова была реакция на ваш доклад?

    — Мне довелось побеседовать с двумя участниками конференции. Один пытался оправдать проведение эксперимента на Чернобыльской АЭС. Второй, Владимир Щербина, лауреат премии Совета министров СССР, лауреат Государственной премии Украины и первый директор предприятия «Объект укрытия», тоже активно дискутировал. Он дал мне свой доклад «Общие нормативные предпосылки Чернобыля», в котором анализирует недостатки проекта и прочие аспекты работы электростанции. Он признался, что с интересом воспринял мой доклад и что раньше не был знаком с теорией влияния солнечной активности на все живое. К сожалению, с делегатом от Японии пообщаться не удалось (не было переводчика), хотя визитками мы обменялись.  

    — Жаль, что ученые не уделяют должного внимания теории Чижевского и вашим исследованиям в частности.

    — Тут ничего не поделаешь. Теории Александра Чижевского в нынешнем году исполняется 100 лет, но за это время она так и не была по достоинству оценена мировым сообществом. Да и мои исследования, которые я пытался активно популяризировать, тоже не всегда адекватно воспринимались. Например, в начале 80–х газета «Комсомольская правда» на моё письмо ответила: «Ваша статья понравилась, но непроверенных гипотез мы не публикуем». А ведь речь шла не о гипотезе, а о теории, подтвержденной докторской диссертацией Чижевского и последующей 80–летней историей! Если бы мы умели делать выводы и строить на их основе прогнозы на будущее, человечество смогло бы избежать многих серьезных ошибок. Хотя, конечно, большую роль играет человеческий фактор. Вот пример из моей жизни. В 1947 году я работал на Макеевском металлургическом заводе помощником слесаря. Мы восстанавливали очередной цех, выведенный из строя немцами. Деталь крана сильно проржавела, и ее нужно было заменить. Токарь выточил новую, но сделал ее чуть больше положенного размера. Это, разумеется, затрудняло скольжение детали в механизме. Я спрашиваю у бригадира: «Что же делать? Деталь не лезет в отверстие, не получается скользящая посадка». Бригадир говорит: «Что с него — стрелять будут?» Взял молоток, пару раз ударил — готово! Я на всю жизнь запомнил этот случай.

    — А может, нужно взять список потенциально опасных объектов и составить для них прогноз, подобный тому, который регулярно публикует «Первая городская газета»?

    — Так ведь прогноз, который мы на протяжении многих лет составляем совместно с Александром Дреевым, а в последние 3 года с Артёмом  Чуйковым, создан для всего мира! Солнце же светит для всех одинаково и одинаково действует на всех людей, живущих на Земле. Просто работникам таких предприятий нужно быть в дни возбуждения солнечной активности очень внимательными. Впрочем, как и всем остальным людям. Для них мы и составляем прогноз о влиянии активности Солнца на здоровье и психику человека. Например, пациенту, перенесшему инфаркт, нужно беречь себя в эти дни, чтобы не допустить ухудшения здоровья, а водителю автомобиля быть особенно внимательным в такие дни.

    — Спасибо Вам за прогнозы, за Вашу верность избранному пути, за искреннее стремление помочь людям.

    — Спасибо и Вам за внимание к теме, которая мне близка. Желаю всем крепкого здоровья, не зависящего от солнечных бурь и космических катаклизмов.

    На фото:Профессор Залмен Филер вместе со своим бывшим студентом, а ныне аспирантом Института математики, преподавателем колледжа компьютерных технологий и экономики Национального авиационного университета Артемом Чуйковым.

    Людмила Макей