2 сентября суд признал Алексея Галагана виновным

  • 8 вер. 2016 16:07
  • 1417
    • Новина 2 сентября суд признал Алексея Галагана виновным Ранкове місто. Кропивницький

    Первый день осени, помимо Дня знаний, запомнился очередным заседанием по резонансному делу. В судбыли вызваны  свидетели, подписывавшиепротоколы, и врач нарколог. Потребованиюзащитысудьи–нарушителя, свидетели временно покинули зал и ожидали в коридоре.

    Нарколог Сергей Борисов, врач первой категории в 25–летним стажем, подробно описал свою смену, во время которой и привезли судью Галагана. Во избежание лишних вопросов от защиты он имел при себе все графики, документы и инструкции. На все вопросы ведущего заседание судьи он отвечал чётко и уверенно, со знанием дела. Однако несовпадения нашлись в данных, показанных прибором контроля, — у суда 1,36 и 1,28 промилле, у врача — 2,36 и 2,28 промилле.

    — Я пишу согласно показаний прибора, — подчеркнул Борисов — И ошибиться я не могу. Возможно влияние силы дыхания.

    Адвокат Владимир Буряк пытался склонить врача к признанию возможного гипертонического криза у Галагана по причине повышенного (180х120мм) артериального давления. Однако врач и здесь был непреклонен:

    У каждого есть свои пределы. Если есть в зале медики, которые смогут измерить давление, пусть это сделают. У меня сейчас под 200, но я же стою.

    Ведущий заседание судья постоянно одёргивал реально зарывавшихся адвокатов Галагана, снимая с рассмотрения не относящиеся к делу вопросы. В итоге ничего, порочащего репутацию нарколога, найдено не было — ни в показаниях, ни в документах.

    Первый свидетель из подписавших протоколы, Юрий Андрюшин, своими показаниями повеселил зал не хуже матери судьи–нарушителя. В процессе дачи показаний он и  показывал движения нарушителя, и имитировал его речь.

    Звуки Вашей речи были непонятными, а что Вы делали в кустах — я не видел,  — резюмировал Андрюшин.

    Братья Олег и Евгений Дорошенко, свидетели доставки Алексея Галагана в наркодиспансер, также описали его состояние опьянения.

    — Человек сидел на ступеньках, если это можно было так назвать. Запах был ощутимым, рубашка расстёгнута, показывал на разорванные штаны… — отметил Олег Дорошенко, на уточнения ведущего заседание добавив. — Вы так отлично объясняете, в отличие от Буряка…

    Попытки защиты Галагана и ведущего заседание запутать братьев Дорошенко провалились. Адвокат Буряк пытался сопоставлять подписи, почерки в различных документах, но также безуспешно. Галаган заявил о массовых нарушениях при оформлении акта его обследования в наркодиспансере, фальсификации показаний участвовавшей в осмотре медсестрой, в связи с чем требовал закрыть дело. Буряк продолжал настаивать на гипертоническом кризе. В зале нарастало возмущение, ведущий заседание выглядел явно уставшим.

    — Полиция не имела достаточных полномочий, — перешёл в атаку Буряк, — Галаган поехал домой вполне законно, Рачкелюк не имел права этому препятствовать и останавливать его, а тем более преследовать.

    Его коллега Алёна Билоконь зачитала аналогичное по содержанию ходатайство, но чуть в другой литературной форме. Звучали обвинения врачей в непрофессионализме, незаконном задержании автомобиля, незаконности полученных доказательств и тому подобном.

    Следующим заслушивают виновника — Алексея Галагана. Тот зачитывает заготовленные показания по бумажке, акцентируя на неточностях  показаний Сергея Сафонова, игнорировании полицией его объяснений, просьб о медицинской и правовой помощи в наркодиспансере Александром Белошевским и написании им показаний со слов своего командира. Упоминались и прерывание записей камерами, и якобы «оглушение» с итоговым «гипертоническим кризом третьей степени».

    — «Драгер» показывал миллилитры, а не промилле, в наркодиспансер меня везли вопреки моему желанию. О своём статусе я сообщил, но мне угрожали, и я поехал — меня же могли и убить. Сам видел, как рукой по горлу показывали. Хотя состав моих правонарушений отсутствует и не доказан. К тому же один из полицейских сообщил моим родителям о наблюдении за председателем райсуда.… — пытался выкручиваться Галаган.

    Ведущий заседание судья пытался внимательно слушать, но в его глазах читался явный скептицизм по поводу искренности своего коллеги. Галаган и его защита вновь настояли на закрытии дела. Судья объявил о вынесении решения утром следующего дня.

    Утром второго сентября, после полуторачасового зачитывания всех свидетельств, было вынесено решение о признании судьи Кировского в г. Кропивницком районного суда Алексея Галагана виновным по статьям 130–й и 185–й КУАП с уплатой им штрафа в размере 200 необлагаемых налогом минимумов доходов граждан (на момент нарушения это 3400 гривен), а также уплате им судебных издержек в размере 275,60 гривен. По третьей статье, 122–й, пункт 2, доказательств оказалось недостаточно. Таким образом, суд признал Галагана виновным в управлении автомобилем в состоянии опьянения и сопротивлении полиции при исполнении ею служебных обязанностей. Что касается управления неисправным транспортным средством, суд признал частичное устранение нарушения — пусть и ударом рукой водителем.

    Общественность встретила решение суда аплодисментами. Сами же полицейские были скептичны.

    — Апелляция не исключена. Мы же готовимся к детальному анализу всего происшедшего в управлении, — отметила в комментарии заместитель начальника управления Мария Журавель.

    На месте судьи Галагана я бы не позорился, заплатил бы довольно символический штраф  и не ссорился бы  далее с полицией и обществом. Однако, по данным личных источников, не исключена подача  Алексеем Галаганом иска о «защите чести и достоинства». Потому, к сожалению, вынужден констатировать: выигран бой, но не выиграна война. А значит, всё только начинается…