Елена Горожанкина: В Канаде пригодилось все, чему меня научили в Кировограде

  • 29 лип. 2016 09:07
  • 2610
    • Новина Елена Горожанкина: В Канаде пригодилось все, чему меня научили в Кировограде Ранкове місто. Кропивницький

    Елену Горожанкину я знаю с детства, мы вместе учились у Светловодской музыкальной школе. После окончания музыкального училища и музыкально–педагогического факультета Кировоградского пединститута Елена осталась там преподавать, защитила кандидатскую диссертацию и много лет посвятила музыкальной педагогике. Однако три года назад судьба забросила ее в Канаду, где «музпедовские» таланты проявились с новой силой.

    О том, как живется нашей землячке в Торонто, Елена Горожанкина рассказала в эксклюзивном интервью «Первой городской газете».  

    — Как и почему ты оказалась в Канаде?
    — Захотелось чего–то свежего, неизведанного. Однажды я поймала себя на мысли: вокруг всегда одни и те же люди, тот же коллектив, — неужели в моей жизни это — последняя декорация? Наверное, где–то глубоко в душе зародилось решение сменить эти декорации. Интересно было посмотреть другую страну, узнать изнутри, как устроена там жизнь, и понять,  что ты из себя представляешь, побывать в другой, совершенно новой обстановке, в окружении других людей. Прежняя жизнь шла по накатанной дороге, а тут наступил момент истины.
    — Сложно ли нашему человеку адаптироваться в другой стране?
    — Все зависит от самого человека, но и удача не помешает. Я поступила в украинский хор, начались концерты, все закрутилось. Канада — многонациональная страна, каждый народ представляет свою культуру, проходит множество интересных концертов, мероприятий. Правительство, спонсоры поддерживают грантами культурную жизнь, огромное количество различных залов, с прекрасными инструментами и звуковой аппаратурой. В моей жизни неожиданно появилось то, чем я раньше в таком масштабе не занималась. Я поняла, что именно здесь в полной мере могу реализовать себя как музыкант и как педагог. Я и с детьми работаю, и дирижирую, и пою — все навыки, которые дал музпед, оказались востребованными. Недавно пришлось в церковном хоре, где я пою, заменить дирижера. Мои канадские коллеги сильно удивились, хотя у нас в Кировограде все музыканты универсальны. Когда я писала диссертацию, в ней был тезис: современный музыкант–педагог не может работать в одной сфере. Палитра его талантов должна быть широкой, это очень важно.
    — Сегодня очень мало украинских детей хочет заниматься музыкой. Даже самые талантливые ученики отказываются от карьеры профессионального музыканта — не престижно.
    — Очень жаль. В Кировограде детей талантливых море. Между прочим, существует огромная разница между тем, что делают ровесники там и здесь. У нас готовые артисты, которые могут выступать где угодно, — это и студенты музучилища, и танцоры из «Пролиска» и других художественных коллективов. Но в Украине их талант не востребован, нет запроса на концертную деятельность, в отличие от Канады, где множество театральных и музыкальных менеджеров, театров, творческих коллективов, постоянно идут прослушивания, наборы. Можно пройти прослушивание и петь или участвовать в театральном коллективе, заплатив за это деньги. Если твой уровень профессиональный и хочешь получать за это деньги — дерзай! Но для начала покажи, на что ты способен.  
    — Как, по–твоему, стоит ли детей учить музыке?
    — Это нужно делать обязательно! Канадские психологи уже доказали, что занятия музыкой развивают интеллект и во всех школьных программах присутствуют уроки музыки вплоть до 12 класса. Это не скучный и занудный урок, а живое творчество: хоры, оркестры, создание музыкальных спектаклей. Кстати, там не принято использовать минусовки — все делается вживую. Общее образование настолько широкое, что среднестатистический ребенок знает нотную грамоту, о композиторах, музыкальных жанрах. Дети, которые изучают музыку в обычной школе, знают ноты, поют, играют на инструментах. Они практически все знают, как звучит, и умеют играть «Оду к радости» Бетховена. Это в Канаде одна из «мелодий для начинающих», вроде «Собачьего вальса» у нас. В стране есть частные хоровые школы очень высокого уровня, эти дети дают концерты с Симфоническим оркестром Торонто, исполняя  мессы Гайдна, «Реквием» Моцарта, «Кармина Бурана» Карла Орфа. В школе, где я работаю, занимаются дети из семей выходцев из Украины. Они уже не очень хорошо знают украинский язык, но осваивают его, изучают украинскую музыку, поют песни. На заключительном концерте многие играли, Леся — Баха на фортепиано, Петро — исполнял собственные сочинения, Василь — на бандуре играл «Пісню про матір» П.Майбороди. Многие ориентируются в  партитуре, чисто поют. Детей, которые занимаются музыкой, сразу видно, они очень развиты: легко овладевают языками, у них грамотная речь, умеют хорошо формулировать мысли, легко запоминают информацию. Причем многие и в семье уже говорят на нескольких языках, т.к. семьи разнонациональны. По–французски — с папой, по–английски и украински — с мамой.
    — Стоимость занятий в Украине и в Канаде сильно отличается?
    — Для канадцев это большая роскошь — учить ребенка музыке так, как это делают в наших музыкальных школах. Это могут себе позволить только богатые люди, но тем не менее все стараются дать азы и музыкальные основы. Частный урок стоит дорого — от 40 долларов. Я каждый день вижу, как мимо моего дома идут в школу малыши со скрипочками. И такое трепетное отношение к урокам музыки в каждой семье, даже там, где растут особенные дети. Например, я работаю с ребенком–аутистом. Я много лет занимаюсь психологией, арт–терапией, езжу по миру на различные тематические семинары, но с аутистами не приходилось работать. Это новая для меня сфера. Но через несколько уроков нам удалось установить контакт, а  результаты меня очень вдохновили! Этот ребенок  во взаимодействии очень сложный, но отличается нестандартным мышлением, имеет абсолютный слух, способен анализировать. Ему очень сложно справляться с эмоциональными всплесками, удерживать внимание на действии.
    — Отразились ли занятия музыкой на его общем состоянии?
    — Конечно! Мы развиваем умение концентрироваться, поведенческие навыки, двигательную и слуховую координацию.  Такие дети не всегда способны контролировать свои действия, но занятия сделали его поведение более социальным, что ли. Улучшилась координация движений, моторика, память, эмоциональная реакция. Не зря говорят, что ум ребенка находится в кончиках пальцев. Таких результатов мы достигли за неполный год занятий по одному разу в неделю. Поначалу я переживала: у нас принято заниматься с детьми гораздо чаще, чему я смогу научить ребенка, занимаясь раз в неделю? Но увидев результат, поняла — стабильность, система и небольшая дозировка дают очень хорошие результаты. Музыка всегда удивляет своим необычным и сильным воздействием на человека. Например, композитору Сергею Рахманинову помог справиться с тяжелейшей депрессией психоаналитик Николай Даль. И свое потрясающее произведение, которое он написал после сеансов с ним,  — Второй фортепианный концерт, он посвятил Николаю Далю, который по словам самого С.Рахманинова, научил его главному: «мужаться и верить». Это произведение, самое играемое в мире, обладает каким–то необыкновенным зарядом все­ побеждающей жизненной силы. На мой взгляд, особенно вторая и третья части, первую он написал позже. Как растение пробивает любые преграды, так в этой музыке вы ощутите этот творческий взрыв после тяжелейшей депрессии. Впоследствии прослушивание этого гениального произведения стало помогать избавиться от приступов уныния другим людям. Преодоление духовного недуга оказалось закодированным в музыке, которая даёт слушателям силы для победы над собой. Я и сама часто слушаю Второй концерт Рахманинова, когда находит уныние и грусть. Музыка передает энергию, которая способна помочь человеку сделать прорыв. По сути, каждый преподаватель детской музыкальной школы является арт–терапевтом и занимается коррекцией юных душ своих воспитанников.
    — Я читала о том, что в Европе дети с синдромом Дауна ходят в школу вместе с остальными детьми, музицируют, играют в оркестре…
    — Несколько лет назад я как член Европейской ассоциации арт–терапии побывала в Болгарии на международной конференции по арт–терапии. Моя коллега из Софии рассказывала, как в университете создали курс для глухо–немых студентов и за несколько лет обучения подготовили профессиональных артистов. В развитых странах общество понимает, что особенные дети — это такие же граждане, как и другие, и относятся к ним с большим уважением. В Канаде много внимания уделяют душевному и ментальному здоровью граждан. Там уже осознали, что здоровые и счастливые люди — это процветающая страна. Государство финансирует реабилитационные программы, групповую поддерживающую терапию, пришло понимание, что информационное общество ускорило течение нашей жизни, увеличило количество стресса. Например, моя дочь, которая работает в правовой сфере, от своей ассоциации получила такое письмо: «У вас очень сложная эмоциональная работа, поэтому мы беспокоимся о вас и предлагаем пройти курс психологической поддержки». Такую заботу получают юристы, педагоги, врачи — люди, чья профессия связана с постоянным общением и эмоциональным выгоранием.
    — Удивительное понимание важнейшего момента: государству выгодно, когда граждане здоровы и счастливы! Больные и несчастные люди тянут его назад. Меня потрясла прочитанная недавно история о том, как в США создали хор из бывших наркоманов. Они поют спиричуэлс, и это пение является частью программы по реабилитации наркозависимых.
    — Я писала об этом феномене во время работы над кандидатской диссертацией, когда разрабатывала арт–терапевтический тренинг для адаптации студентов. Есть исследования, что среди детей, которые занимаются музыкой, почти нет правонарушителей. Такова сила искусства.
    — У тебя подрастают внуки. Хочешь ли ты, чтобы  они стали музыкантами, как их бабушка?
    — Единственное, что делает мой внук, — поет, он знает весь мой репертуар: украинские и русские песни. Я заметила, что в Канаде у людей раскрываются таланты. Их понимают, ценят, хвалят. Здесь оказалось востребовано все, чему меня когда–то научили. Я с благодарностью вспоминаю своего преподавателя Константина Петровича Демина, ловлю себя на том, что иногда  дирижирую его жестами.  
    Кстати, я, работая в украинской школе Торонто, улучшила свой украинский язык. Канада способствовала. В Кировограде я разговаривала в основном по–русски, а здесь я попала в украинскую общину и полностью погрузилась в языковое пространство. Например, прихожанами церкви, где я пою в хоре, являются внуки композитора А.Кос–Анатольского. Выходцы из Украины очень талантливы, пишут музыку, сами ее исполняют на концертах. Украинцы в Торонто постоянно проводят какие–то художественные акции. Не хватит времени все это посетить. В Кировограде проходят не менее интересные концерты, например, в музыкальном училище или на факультете искусств КДПУ, но их посещает небольшое сообщество кировоградской интеллигенции, больше востребована поп–музыка, для искусства нет такой широкой аудитории. В Университете Торонто есть факультет Искусств, Королевская Консерватория, Студия Глена  Гульда. Студенты всех этих ВУЗов постоянно проводят интереснейшие концерты. Везде стоят рояли, отовсюду доносятся звуки музыки. Сами же студенты продают билеты на свои концерты за символическую стоимость, гостей угощают вином и сладостями, после чего начинается перфоменс. Каждый житель города имеет возможность посетить и насладиться музыкой в качественном исполнении. Почему бы такую практику не испробовать у нас? И студентам польза — нужно обыгрываться на публике, и людям радость.
    В Канаде звучит много хорошей музыки. Я люблю прямые трансляции из оперного театра — еду в машине и слушаю радио. За 30 минут езды на работу получаю прекрасный заряд бодрости. Есть канал классической музыки, где целые сутки звучат шедевры мировой сокровищницы, очень много современной академической музыки, качественного джаза. В Канаде живет много народов и представителей разных национальностей, которые создают особый культурный колорит. Осенью проходит фестиваль культуры, в котором участвуют все хоры, проходят открытые мастер–классы, в которых может поучаствовать каждый желающий. Стоит дирижер, хористам раздают ноты — заходи и пой! Меня поразило, что заходят люди с улицы и начинают петь мессу Гайдна. Это, наверное, связано с традициями: люди выросли на этой музыке, которая звучала во время богослужений. Дети поют колядки, которые пели их бабушки и дедушки сто и больше лет назад.
    — Как канадцы, такая многонациональная общность людей, умудряются жить и не враждовать при этом?
    — Это все политика государства. Я как–то ждала приема врача в поликлинике и увидела висящий на стене огромный экран. На экране все время шла реклама, как сохранять здоровье: бегайте по утрам, медитируйте, правильно питайтесь, слушайте хорошую музыку, делайте добрые дела, будьте социально активны! В рекламе участвуют не только худенькие фотомодели, но и нормальные, не изможденные худобой люди, люди разного возраста и разных национальностей. Главная ценность — семья. Ребенка с детства учат, что земля — это наш дом, который нужно беречь и охранять. Если здорова земля — значит, здоровы и люди. В городе — множество социальной рекламы на экологическую тему: разделяйте мусор, не бросайте окурки на землю, берегите деревья, нигде нет рекламы спиртного, на улице,  в парках, на природе  спиртное пить нельзя. В Канаде я научилась разделять мусор, как это принято делать в цивилизованных странах. Мне домой принесли листовку, где на разных языках написана инструкция, а на фото изображен мэр города с обращением к гражданам. Кстати, мусор забирают только раз в неделю. В магазинах продаются пакеты с надписью: «100% переработка». Одежда с такими же ярлыками. Люди, покупая эти изделия, делают свой вклад в сохранение окружающей среды. Все просто.
    — Экономят ли они на коммунальных услугах?
    — Коммунальные услуги составляют около 5–10% от зарплаты. Но тут другие расходы: ипотека, страховки на машины, дорогая мобильная связь, очень высокие налоги. Хотя, когда видишь, с какой скоростью все ремонтируется, в каком состоянии дороги, городской транспорт, парки, бесплатные теннисные корты, чудесные детские площадки, понимаешь, куда идут эти налоги.  У нас в Украине принято строить крепкий дом — на всю жизнь. А они строят легкие дома, исходя из соображения, что на жизнь человеку хватит. Следующее поколение домов уже гораздо более совершенно и технологично, а потому обслуживание и содержание его дешевле. Чем современней дом, тем меньше за него нужно платить. Старые дома нужно усовершенствовать, обновлять канализацию и всю инфраструктуру — это не выгодно экономически, легче снести и построить новый. Ценится только земля, удобство расположения, а парки и детские площадки есть везде. Строительство в зеленой зоне категорически запрещено. Наши друзья, которые живут здесь уже лет 13, рассказывают, что раньше Торонто был окутан смогом. Здесь невозможно было жить и дышать. Но правительство приняло специальную программу по охране окружающей среды. Сегодня здесь настоящий город–сад.

    Людмила Макей